Архив рубрики: Морфология

Вопрос №2. Тема: «Имя существительное»

Вопрос. Вопрос. Можно ли пользоваться падежными вопросами (кто? что? кого? чего? и т. д.) при определении падежей не только существительного, но и числительного, местоимения, прилагательного? Можно ли, например, ставить вопросы: что? — пять; чего? — пяти; чему? — пяти и т. д. или надо ставить вопросы: сколько? скольких? скольким? и пр.? Точно так же обязательна ли постановка вопросов какой? какого? и т. д. к словам такой, такого, этот, этого, белый, белого для определения их падежа или возможны и в этих случаях вопросы кто? что? кого? чего? и пр.?

Ответ. Для определения падежа существительных, естественно, к ним ставятся вопросы кто? или что? кого? или чего? и пр. Если существительное с предлогом или без предлога выступает в роли определения или обстоятельства и нужно произвести синтаксический разбор, то к существительному ставится уже не падежный вопрос, а тот, который соответствует данному члену предложения, например: час обеда — час какой?; дом отца — дом чей?; играла на террасе — играла где?; въехали в лес — въехали куда?

Для определения падежа количественных числительных (пять, пяти и пр.), конечно, можно пользоваться и падежным вопросом, поскольку количественные числительные, как правило, изменяются по падежам подобно существительным. Но для распознавания числительного как части речи используется вопрос сколько? скольких? и пр.

К местоимениям-существительным (я, ты, кто-нибудь и пр.), естественно, ставятся падежные вопросы (кто? кого? и пр.).

Падеж прилагательных, порядковых числительных, местоимений-прилагательных, причастий узнаётся по падежу того существительного, с которым согласовано данное прилагательное, числительное или местоимение. Падежный вопрос здесь возможен не к прилагательному в отдельности, а к сочетанию прилагательного с существительным (кто? — белый медведь, кого? — белого медведя и пр.).

Что касается вопросов какой? какого? и т. д. к прилагательному, то такие вопросы целесообразны для узнавания самой части речи. Вопросом какой? применительно к косвенным падежам прилагательных, порядковых числительных, местоимений-прилагательных и причастий полезно пользоваться и для проверки правописания падежных окончаний указанных частей речи (над синим небом — над каким небом?; на синем небе — на каком небе?). Этот же вопрос используется при определении названных частей речи в предложении.

В.А. Добромыслов, Д.Э. Розенталь. Трудные вопросы грамматики и правописания. 1958г.

Вопрос №1. Тема: «Имя существительное»

Вопрос. Как объяснить происхождение названий шести русских падежей и частей речи: наречия, причастия, деепричастия, междометия?

Ответ. Названия русских падежей, за исключением творительного и предложного, произошли от латинских названий и представляют дословный перевод их.

Именительный — начальная форма для именования предметов (латинск. nominativus от nomen — имя).

Родительный (латинск. genetivus) — буквально «полученный с рождением». У нас родительный падеж без предлога при именах существительных часто обозначает лицо, являющееся родителем, создателем, распорядителем, владельцем (сын Ивана Петровича, вальс Шопена, отряд командира, портфель отца); с некоторыми предлогами в зависимости от глаголов родительный падеж нередко указывает на предмет, от которого начинается или проистекает действие: отъехал от дома, произошёл из крестьян, промок от дождя.

Дательный — от слова дать (латинск. dativus).

Винительный (латинский термин accusativus от глагола accuso — обвиняю, представляет собой перевод греческого термина aitiatike от aitia — вина, причина) получил своё название, по-видимому, оттого, что объект действия рассматривался как причина, вызывающая действие.

Творительный — от глагола творить, создавать, так как обычно обозначает предмет, посредством которого что-нибудь делается.

Предложный назван так потому, что употребляется только с предлогами.

Наречие представляет собой перевод латинского adverbium (от verbum — слово, речь, глагол), т. е. слово, добавляемое к глаголу, который, собственно, и создаёт речь.

Причастие — перевод латинского participium (от particeps — причастный к чему-нибудь) — обозначает такую форму, которая только частично относится к глаголу (причастна и глаголу, и прилагательному).

Деепричастие — по происхождению своему является причастием, которое стало служить для определения действий («дее-причастие»).

Междометие (слово образовано путём сочетания приставки между и корня глагола метать) представляет собой перевод латинского термина interjectio (буквально «бросание между»). Такое название оправдывается тем, что междометия — слова, служащие для выражения чувств и побуждений, но не называющие их, — вставляются в предложение, не вступая с его членами в грамматическую связь.

В.А. Добромыслов, Д.Э. Розенталь. Трудные вопросы грамматики и правописания. 1958г.